Журнал
финансовое просвещение и защита
прав инвесторов
  • arrow Тенденции развития экономики
  • arrow Развитие законодательства
  • arrow Бизнеспланы малому бизнесу
  • arrow Исследования в свободном доступе
  • arrow Индивидуальные исследования для бизнеса
Главные темы 407-го Заседания Совета Федерации РФ
Данная статья является репортажем в форме выдержек и цитат из выступлений и докладов, которые имеют первоочередную важность для тематики нашего СМИ
1 марта 2017 года состоялось 407 Заседание Совета Федерации РФ.

Заседание было открыто и проведено Председателем Совета Федерации РФ В.И. МАТВИЕНКО.
Сенаторы обсудили межпарламентское сотрудничество и поддержку работы студенческих строительных отрядов, был ратифицирован Договор между Россией и Турцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам и выдаче, рассмотрены  изменения  налогового и бюджетного законодательства на доходы регионов, проблемы и тенденции развития моногородов, а также другие актуальные вопросы, в том числе - вопросы одобрения федеральных законов, согласно утвержденной повестке дня. 

В этот первый день весны на заседании Совета Федерации присутствовали студенты Российского университета дружбы народов.

В финансовой журналистике как в редкой птице должна содержаться маневренность и эффективность привлечения внимания к таким, зачастую, «скучным», финансовым темам.
И мысли о духовном, о развитии мышления согласно стереотипам не входят в компетенцию подобных тем.

Однако, все начинается с идеи, образования, воспитания.

ТЕМА №1: НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Хочется отметить, что такая практика приглашения студентов на заседания высших органов управления страны является перспективной и положительно влияет на воспитание молодежи, особенно – в части причастности к делу улучшения условий жизни и поддержания цели наилучшего обучения профессии.
Это особенно актуально в контексте ненасильственного удержания лучших умов в стране, где так необходимо действенное развитие. Давно уже виден эффект историй жизни талантов с различным завершением: истории Вавилова и Эйнштейна, Королева и Циолковского, Плевако и Ломоносова.
У этих имен разные истории. Их объединяет одно – у них не отняли имя.

И прослеживается объективная тенденция, которую подметил еще Кант – любое логически-совершенное знание всегда будет иметь пользу, если, правда, не иметь ввиду немедленную материальную выгоду, и учитывать тот факт, что Эйнштейн все-таки не имел возможности приспособиться к условиям Германии в определенном промежутке времени.
При этом, тенденции необходимости приспосабливаться даже вопреки объективному развитию не только в науке, но и в научно-практической деятельности, необходимость доказывать само право на развитие природных возможностей, которые принесут пользу обществу, априори являются деструктивными и приводят к долгосрочным негативным последствиям в целом.

«Дай человеку цель - и он выживет в любой ситуации» это утверждение верно особенно до тех пор, пока мы предоставляем возможность увидеть эту цель.

При этом, примечательно, что открыло выступления по актуальным социально-экономическим вопросам выступление В.В. Рязанского, (председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, представителя в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Курской области)  по вовлечению молодежи в активную общественную деятельность, особенно - в части молодежных форумов, участия в законотворческой деятельности.
Например, было отмечено, что в Совете Федерации продолжается работа, связанная с реализацией мероприятий по вовлечению нашей молодежи в активную деятельность, направленную на развитие наших регионов и в целом - государства. 20 февраля 2017 в большом зале СФ РФ, состоялась Всероссийская конференция "История России в XXI веке глазами школьников".

В данном контексте созвучно выступление В.К. Кравченко, (члена Комитета Совета Федерации по экономической политике, представителя в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Томской области) по вопросу студенческих отрядов. В докладе было отмечено, что РСО (Российский студенческие отряды) возвращают в бюджет средства на федеральном уровне.
Безусловно, если вернуться в историю, многие предприятия, которые сейчас действуют как суперсовременные корпорации были построены в результате общественной активности молодежи и приносят немалый доход до сих пор. (прим. Редакции)
Выступающий сообщил, что в советский период, среди ударных комсомольских строек были такие гиганты, как ВАЗ, КамАЗ, БАМ. У современной молодежи есть опыт работы на строительстве объектов Олимпиады и Паралимпиады в Сочи, объектах "Росатома", строительстве космодромов "Восточный" и "Плесецк". Масштабная деятельность ведется и в рамках реализации всероссийских проектов в Крыму. Планируется, что бойцы студотрядов примут самое активное участие в подготовке объектов к чемпионату мира по футболу 2018 года и зимней универсиаде 2019 года.
В общей сложности более 240 тысяч человек являются членами организации "Российские студенческие отряды". Региональные отделения организации созданы в 72 субъектах. Подчеркну, РСО – единственная молодежная организация, которая возвращает в бюджеты прямым или косвенным способом средства, затраченные на реализацию уставной деятельности.
По этому поводу, при создании данного репортажа возникла ремарка, особенно в контексте предложения о совершенствовании указанной деятельности: существует проблема допуска молодежи на вредное производство и совсем не стоит допускать к работе молодежь на предприятия, где есть риск химического или радиационного воздействия. (Прим. Редакции)
Очень положительный момент касается стимулирования привлечения молодежи к работе на предприятиях через льготы по страховым выплатам работодателя.
В данном аспекте положительных моментов привлечение молодой энергии к общественно-полезной деятельности с реальной господдержкой особенно актуально.


Выступление О.Ф. Ковитиди (члена Комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, представителя в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Крым)  по вопросу военных спортивных игр:  
В спортивной столице России Сочи с 22 по 28 февраля прошли III зимние Всемирные военные игры. Это первые военные игры, которые проводятся в нашей стране.
При этом прозвучало справедливое замечание, что спорт вне политики.
Игры собрали почти 100 тысяч зрителей, а наша сборная стала лидером по количеству завоеванных медалей. 42 награды сегодня в копилке наших спортсменов, из них 22 – золотых, 9 – серебряных, 11 – бронзовых. На втором месте в общем зачете – Италия, на третьем – Франция.
Президент Международного совета военного спорта Абдулхаким Аль-Шино, назвал Всемирные военные игры в России лучшими в истории военных игр.
Заслуживает высокой оценки организация мероприятий. Благодарность Министерству обороны, Международному совету военного спорта, а также руководству Краснодарского края

Ремарка: Истинная сила призвана созидать и защищать, а не разрушать и, если так - то военные игры должны быть воспитанием силы во имя созидания.

 
И.Д. Зубарев (член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Карелия) отметил, что в конце прошлого года нами был принят и Президентом Российской Федерации подписан федеральный закон № 465 о детском отдыхе. Закон был принят в очень оперативные сроки, чтобы успеть организовать оздоровительную кампанию по новым нормам уже этим летом. В соответствии с поправкой, которую внес наш закон в статью 12.1 Федерального закона № 124 "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации", Правительством Российской Федерации должен быть определен уполномоченный орган, осуществляющий функции по выработке и реализации государственной политики и нормативно-правовому регулированию по вопросам организации отдыха и оздоровления детей. Полномочия на данный момент раздроблены между Минобрнауки и Минтрудом. Такая модель вынужденно применяется и на региональном уровне.
При этом отмечено, что необходимо обучение специалистов в части Положения об организации отдыха детей и их оздоровления, методические рекомендации по обеспечению организации детского отдыха.
Несмотря на неоднократные обращения Правительства Республики Карелия в Министерство образования и науки Российской Федерации и в Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации, был получен ответ, что уполномоченный федеральный орган не определен, базовые документы не разработаны и не утверждены.

Ремарка: нельзя не отметить важность нормативной базы в данной части. В то же время массовый отдых детей наиболее эффективен при увеличении благосостояния семьи.

ТЕМА №2: ЧТО МЫ ЕДИМ

С.Ф. Лисовский (первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Курганской области) акцентировал внимание на проблеме Еврохима, удобрение цены на них как поддержка отечественного производителя, что особенно актуально при выращивании не ГМО.

Ремарка: Стабильное производство + стабильные цены + систематический контроль качества + долгосрочные цели в аграрном развитии равно здоровье будущих и настоящих поколений.

В сообщении отмечен основной парадокс нашего времени: в то время как владельцы "Еврохима", крупнейшего производителя минеральных удобрений, позволяют себе покупать "игрушки" стоимостью в сотни миллионов долларов, нас ждет очередное повышение цен на минеральные удобрения.

Данный парадокс удивителен даже для экономик, в которых миллиардные состояния давняя норма и подтверждает, к сожалению, приоритетность принципов так называемых «коротких» денег. (Прим. Редакции)

Дальнейший текст выступления только завершает вышеупомянутую мысль:  прозвучала просьба, посмотреть, насколько выросли эти цены, провести мониторинг. Потому что получить окончательные цифры и статистику по реальной стоимости удобрений достаточно сложно, она тщательно скрывается.
В то же время, выступающему хотелось бы понять позицию нашей Федеральной антимонопольной службы. Если у владельцев "Еврохима" столь высокие доходы, столь высокоприбыльный бизнес, все-таки надо посмотреть, насколько обоснованно постоянное повышение цен на минеральные удобрения. Более того, в России, которая практически субсидирует через дешевый газ производство минеральных удобрений, внутренние цены на эти минеральные удобрения выше, чем экспортные цены для западных потребителей. Удивительно, почему Правительство до сих пор не задало вопрос производителям минеральных удобрений.

Также в выступлении отмечено, что новая схема субсидированных кредитов, когда под 5 процентов  наши крестьяне должны получать эти кредиты сразу же  в банках, – по сути хорошая. Но получается, в реализации достаточно сложная картина. Уже в ряде регионов получилось так, что практически 90 процентов этих кредитов получают две-три крупные компании, а для мелких и средних производителей этих денег просто не остается.


ТЕМА №3: ЗА СЧЕТ ЧЕГО МЫ СВОЕВРЕМЕННО РАЗВИВАЕМСЯ 

От редакции: ввиду того, что финансовые вопросы в текущее время носят довольно неоднозначный характер, цитируем нижеследующие вопросы максимально приближенно к реальной речи и стенографической записи.

А. Г. Силуанов (Министр финансов РФ) отметил, что в 2016 году были приняты решения в части изменения налогового законодательства, которые повлияли на доходную базу бюджетов субъектов Российской Федерации. В основном это четыре позиции,  в выступлении он остановился на каждой из них.

Далее цитируем выступление согласно стенограмме.

В отношении налога на прибыль было принято решение об ограничении переноса убытков, полученных налогоплательщиками в предыдущих налоговых периодах, в размере не более 50 процентов на текущий финансовый результат. Указанные изменения позволят пополнить бюджеты субъектов Российской Федерации на сумму около 160 млрд. рублей в год.

По налогу на прибыль было принято и решение в обратную сторону, влияющее на сокращение налога на прибыль.
Так, были проиндексированы ставки налога на добычу полезных ископаемых, которые уменьшают базу для исчисления налога на прибыль. И это изменение приводит к сокращению доходов бюджетов субъектов Российской Федерации, в первую очередь тех, которые добывают соответствующее сырье.
Это не все регионы, а только регионы, как правило, крепкие, с хорошей доходной базой. Там снижение доходов составит 53 млрд. рублей в 2017 году и около 50 млрд. рублей в последующие годы.
Мы окончательный расчет, безусловно, произведем чуть позже. Нам нужно отследить доходную базу субъектов Российской Федерации в зависимости от распределения налоговых доходов внутри групп.

Кроме того, в прошлом году была принята и в этом году реализована мера по централизации 1 процента налога на прибыль у субъектов Российской Федерации для перечисления, для зачисления в фонд финансовой поддержки и передачи наиболее нуждающимся субъектам Российской Федерации через этот инструмент. Эта сумма (около 100 млрд. рублей) пошла через фонд финансовой поддержки, и около 20 млрд. рублей будет передано через гранты субъектам Российской Федерации, тем, которые обеспечили наилучшие результаты в деятельности в области увеличения ВРП, инвестиций, налоговых доходов и так далее. Поэтому весь объем централизуемой прибыли в размере 1 процента будет направлен, и направляется нуждающимся субъектам для выполнения их обязательств и для стимулирования пополнения собственной доходной базы.
Акцизы. В 2017 году увеличен размер акцизов, зачисляемых в субъекты Российской Федерации, от крепкого алкоголя с 40 до 50 процентов.

И наиболее существенное изменение коснулось налога на имущество, это четвертая позиция. Речь идет о том, что была установлена пониженная (1 процент в 2017 году вместо 1,6 процента) ставка по налогу на имущество в отношении железнодорожных путей, и это привело к дополнительным выпадающим доходам бюджетов регионов в сумме 12,8 млрд. рублей в этом году.

Но это будет с лихвой компенсировано другими изменениями по налогу на имущество, которые мы предполагаем ввести с 2018 года.
Речь идет о предложениях, которые высказывались и коллегами из Совета Федерации, и многими губернаторами, о том, чтобы предоставить право субъектам Российской Федерации (как бы "два ключа", о чем мы говорили) самим предоставлять льготы по налогу на имущество, если это необходимо. И речь идет о налоге на имущество в отношении движимого имущества. Некоторое время назад была установлена льгота по налогу на движимое имущество, а с 2018 года мы внесли изменение в законодательство о том, чтобы сами субъекты уже, если есть необходимость, предоставляли такие преференции соответствующим налогоплательщикам.

Хочу сказать, что общий объем льготы по движимому имуществу составляет 110 млрд. рублей. Это большой объем. Поэтому со следующего года каждый субъект уже будет самостоятельно определяться по необходимости предоставления такой льготы.

Исходя из принципа "двух ключей", на который мы переходим и на котором будем и дальше строить наши взаимоотношения в области изменения налогового законодательства с субъектами Российской Федерации, также было принято решение в отношении имущества, используемого при осуществлении деятельности по разработке морских месторождений углеводородного сырья в Каспийском море.

Вопрос/Ответ  

Е.В. Бушмин, заместитель Председателя Совета Федерации, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Ростовской области.
Очень подробный и обстоятельный доклад. И в конце сальдо было подведено – плюс 95. Но еще две цифры: какие плюс и какие - минус, чтобы привести к этому сальдо?
И еще… Известно, как влияют льготы на бюджет. Я знаю, что с Правительством была такая договоренность, что Министерство финансов отслеживает экономику федеральных льгот, в том числе федеральных льгот по региональным и местным налогам. Но есть льготы, которые сами регионы предоставляют. Не могли бы Вы сказать, что Вы думаете по этому поводу? И анализируете ли вы экономику региональных льгот для их бюджетов?

А.Г. Силуанов. Спасибо, Евгений Викторович.
По первой части вопроса. Увеличение доходов составит 190,7 млрд. рублей, снижение – 95,7. В целом получилось 95,7 млрд. рублей. 95 млрд. рублей – плюс от всех изменений.
 

Председательствующий. Извините, Антон Германович. Мы понимаем, что это средняя температура по госпиталю, да? Где-то прибудет, а где-то очень серьезно убудет. Поэтому Министерство финансов должно инструментами, которые есть, регулировать выпадающие доходы и компенсировать их по каждому региону отдельно, а не в целом. Здесь есть понимание.

А.Г. Силуанов. Абсолютно согласны с подходом. И я в докладе на этом остановился, сказал, что мы будем мониторить ситуацию и вместе уже решать вопросы необходимости поддержки в рамках трехсторонней комиссии.

Председательствующий. И кратко – на второй вопрос, потому что мы уже не успеваем, очень много вопросов.

А.Г. Силуанов. На 275 млрд. рублей у нас регионы сами предоставляют льготы. Общий объем льгот, которые предоставлены законодательством, – под 2 трлн. рублей, около 300 миллиардов – это региональные льготы.
 
А.А. Климов (заместитель председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Пермского края):  Уважаемый Антон Германович, Вы дали нам очень интересную информацию, она касается событий 2016 года. А в целом все-таки по перспективам, по стратегии бюджетного федерализма (мы же с вами в палате регионов находимся). Вот принят указ Президента России, утвердивший Основы государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года. Дальше-то у нас есть какая-то стратегия в этом бюджетном федерализме? Спасибо.
  
А.Г. Силуанов. Безусловно. У нас есть концепция развития межбюджетных отношений, есть стратегия так называемого территориального развития, которая готовится нашими коллегами в Правительстве, Министерством экономического развития, и эти документы в ближайшее время будут подготовлены, мы должны их широко обсудить, в первую очередь с участием, конечно, палаты регионов.
 
С.П. Горячева, (первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по Регламенту и организации парламентской деятельности, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Приморского края): Уважаемый Антон Германович, спасибо за Ваш такой действительно развернутый доклад, но Вы мало, почти ничего не сказали о малом и среднем бизнесе. Все же как он влияет сегодня на нашу налоговую политику, в том числе и региональную? Скажите, вы как-то анализировали (уже год закончился), что у нас с малым и средним бизнесом? Он у нас растет или сокращается?

А.Г. Силуанов. Малый и средний бизнес у нас находится в особых условиях. Действительно, предоставлена льгота и по страховым взносам и установлены особые порядки налогообложения малого и среднего бизнеса. И в рамках еще антикризисного реагирования Правительство приняло в прошлые годы решение о том, что субъекты Российской Федерации могут снижать налоги на малый бизнес до минимума. Ряд губернаторов воспользовались этим решением. Поэтому для малого бизнеса, считаю, созданы достаточно комфортные условия.
Малый бизнес в целом увеличивается, и мы считаем, и мы делаем ставку, что называется, на этот вид предпринимательства, поскольку он дает и занятость, с одной стороны, большую, и, безусловно, мы рассчитываем на то, что это будет значительный вклад и в валовой внутренний продукт Российской Федерации, и, соответственно, в бюджеты и регионов и в бюджеты всей бюджетной системы.  

В.Б. Шуба, (заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Иркутской области)
Уважаемый Антон Германович, Вы уже обозначили эту тему – предоставление льготы по налогу на имущество, это состоялось на заседании Совета Федерации в последний день осенней сессии, при этом обозначили выпадающие доходы. И сегодня Вы сказали, что будут компенсированы эти потери в 2018 году. Мы с этим не можем
согласиться по той причине, что прохождение обозначенного закона было обусловлено тем, что Министерство финансов или Правительство компенсирует выпадающие доходы субъектам Российской Федерации.
И вторая часть касается также налоговых льгот. Мы неоднократно декларировали, что по региональным и местным налогам не будем давать льготы на федеральном уровне. Что касается федеральных налогов, переданных субъектам Российской Федерации, то будет работать по льготам правило "двух ключей".  

А.Г. Силуанов. Вопрос понятен. Мы сейчас, только что, вернулись с сочинского экономического форума, и там как раз тоже эта тема на региональных панелях обсуждалась.

И Председатель Правительства абсолютно четко тоже заявил о том, что мы должны прекращать практику предоставления льгот как на федеральном, так и на региональном уровне, если эти льготы не просчитаны экономически, с одной стороны.

С другой стороны, мы говорим о том, что любая льгота должна быть срочной, чтобы оценить ее эффективность.

И с третьей стороны, действительно, по региональным и местным налогам это должно быть "два ключа": если предоставляется соответствующее право предоставления льгот на федеральном уровне, то окончательное решение должно быть за субъектом или муниципалитетом.
Именно исходя из такого принципа мы будем строить в дальнейшем наше налоговое и бюджетное законодательство.

С.Н. Рябухин, (председатель Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Ульяновской области): 
Уважаемый Антон Германович! Тоже о выпадающих доходах, и хочу сделать акцент на алкогольном и табачном рынках, потери здесь исчисляются сотнями миллиардов рублей. Общими усилиями нам в прошлом году удалось навести какой-то порядок в сфере оборота алкоголя, сократился объем нелегального оборота, и особенно вам большое спасибо за то, что Минфин, Правительство поддержали, чтобы не 40, а 50 процентов зачислялось в доходы субъектов Российской Федерации.

Было бы совсем хорошо, Антон Германович, если бы Вы поддержали нашу инициативу (мы направили сейчас на заключение в Правительство Российской Федерации), чтобы не 10 процентов по итогам ЕГАИС, то есть учета через эту систему контроля, а все 50 процентов, зачисляемые в субъекты Федерации, от объема реализации зачислялись в доходы субъектов Федерации. Это будет с точки зрения справедливости правильным решением.
И второе, очень важный такой аспект. У нас предполагаемый сбор доходов от акциза на табак в этом году будет составлять 510 млрд. рублей, но объем нелегального оборота в табаке такой же, сопоставимый. Если мы сейчас два инструмента включим, а один инструмент вы формализовали в виде поправки в Бюджетный кодекс и направили от имени Совета Федерации в Правительство, просим поддержать предложение зачислять 15 процентов в доходы субъектов Российской Федерации, это позволит мобилизовать административный ресурс органов государственной власти субъектов Федерации.
И третье. ЕГАИС через марку (федеральную акцизную) либо через код надо обязательно включать в табак, надо побороть этот объем нелегального оборота. И мы выйдем уже буквально через год – через два на объем не 500, а 1 трлн. рублей.
Просьба поддержать наши законодательные инициативы. Спасибо.

Председательствующий.  
Я присоединяюсь к просьбе Сергея Николаевича.
Антон Германович, надо создать для субъектов мотивацию заниматься легализацией оборота табака, наращивать объемы поступлений в региональные бюджеты за счет акцизов. Для этого надо дать им возможность… заинтересовать их. И, конечно, если бы мы хотя бы 15 процентов, как предлагается в нашей законодательной инициативе, доходов от акцизов на табак передали регионам, то я Вас уверяю, что эти выпадающие из федерального бюджета деньги компенсируются за счет более активной заинтересованности и работы субъектов.
Второе. Я бы хотела сказать, что мы констатируем, сколько у нас федеральных льгот, сколько региональных льгот, выпадающих доходов, но, мне кажется, пришло уже время для более серьезного экономического анализа предоставляемых льгот как на федеральном, так и на региональном уровне, что эти льготы дали. Мы ведь льготы даем для того, чтобы нарастить темпы экономики, для того, чтобы пополнить региональные бюджеты и федеральный.

И в зависимости от этого анализа уже решать, сохранять те или иные льготы или просто надо заканчивать с этим разбазариванием федерального и региональных бюджетов.

Мне кажется, пока такого серьезного, углубленного не только финансового, но и экономического анализа эффективности этих льгот не ведется. И на основе этого анализа должна определяться перспектива на будущее, что делать с этими льготами. Поэтому просьба наладить эту работу, иначе… мы вслепую иногда констатируем объемы льгот.

Конечно же (и на форуме вчера, и Дмитрий Анатольевич это подтвердил в Сочи, и Вы), давайте все-таки реально закончим на федеральном уровне залезать в карманы региональных бюджетов, предоставляя федеральными законами те или иные льготы и обеспечив крупные выпадающие (в разных регионах по-разному) доходы региональных бюджетов.

Ну, всё, давайте поставим точку! Два ключа, три ключа… Давайте поставим точку! Давайте на деле реализовывать бюджетный федерализм. Коллега Климов сказал… Если у нас не будет долгосрочной стратегии (понятно, за один день это не решить), долгосрочной стратегии реализации реального бюджетного федерализма, мы так и будем шарахаться из одной стороны в другую.

И в указе Президента, которым он одобрил стратегию региональной политики до 2025 года, четко об этом сказано. Надо заниматься практической реализацией этой стратегии, и эти меры должны найти отражение в том плане Правительства, который готовится, по выполнению указа Президента о стратегии регионального развития. Давайте все-таки не уговаривать друг друга, а договоримся и займем принципиальную позицию, по крайней мере мы на это настроены, Антон Германович. Надо один раз и навсегда покончить с этой практикой. Все. Точка.

Мы иногда принимаем решения о тех или иных льготах вслепую, нам даже не дают экономических, финансовых расчетов. К чему это приведет? Что это даст? Какие выпадающие доходы? Мы вслепую штампуем, потом вдогонку начинаем разбираться, какие выпадающие доходы, за счет чего их компенсировать. Надо уже более профессионально на этом этапе строить нашу совместную работу.

Спасибо Вам большое за Ваш доклад, за информацию. Для нас это тоже пища для размышлений и основание для продолжения нашей совместной работы.


ТЕМА №4


МИР, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ 

МИР, КОТОРЫЙ МЫ СОЗДАЕМ СНОВА

УСЛОВИЯ ДЛЯ НАШЕГО БУДУЩЕГО
 

Правительственный час

Вопрос "О мерах Правительства Российской Федерации по реализации приоритетной программы "Комплексное развитие моногородов". 

И.И. Шувалов (Первый заместитель Председателя Правительства Российской Федерации):  Здравствуйте, многоуважаемая Валентина Ивановна, уважаемые члены Совета Федерации! Спасибо за возможность доложить Совету Федерации о той работе, которую мы совместно с регионами Российской Федерации проводим по поддержке и развитию моногородов. И для начала позвольте сказать несколько слов об истории вопроса.
Когда начал разворачиваться кризис в 2008 году, буквально через два-три месяца мы уже наблюдали очень сложную ситуацию в монообразованиях.

Ситуация была разной. Посмотрели вообще на методологию, как в мире монообразование определяется, взяли методику Всемирного банка, посчитали, и таких городов мы выявили 319 в Российской Федерации. Эта работа была проделана впервые, чтобы мы понимали, сколько таких городов и населенных пунктов, муниципальных образований в России, население которых в очень большой степени зависит от одного предприятия.

И мы также выяснили, что моногорода – это не проблема Российской Федерации. Сначала мы думали, что это наследие Советского Союза. Выяснили, что все страны, которые переживали индустриальное развитие, имеют как наследие проблему с монообразованиями.
В Европейском союзе очень много проблем с моногородами, в Соединенных Штатах Америки, во многих странах есть проблема моногородов. Но для нас это было особенно жестко и тяжело, поскольку в этот момент в целом ВВП страны сокращался. Вы помните, это было сложное время. И мы взяли эту проблему в управление через наш антикризисный механизм работы, через правительственную комиссию по антикризисному управлению. Были выделены специально подготовленные люди.
И мы первоначально определили, что попытаемся работать по моногородам не только через Министерство экономического развития, но и через Внешэкономбанк. Почему Внешэкономбанк? Банк развития обладал в тот момент достаточными ресурсами, вел крупные промышленные проекты с субъектами Российской Федерации, и мы хотели использовать их наработки, возможности и опыт проектных команд
для того, чтобы выйти на площадки моногородов, посмотреть, что можно сделать с теми промышленными предприятиями, которые находились в сложной ситуации и был высокий риск высвобождения работников с этих предприятий.
Затем ситуация выправилась, мы острую фазу кризиса прошли.  Если помните, самый яркий пример в тот момент – это город Тольятти, когда федеральному Правительству, региону, муниципалитету пришлось всем вместе, в одной лодке, что называется, управлять этим кризисом, высвобождать большое число работников с "АвтоВАЗа", переводить социальную инфраструктуру с бюджета предприятия на муниципалитеты и субъекты Российской Федерации. Выделялись федеральные ресурсы, организовывались общественные работы, создавались новые рабочие места в секторе малого и среднего предпринимательства.
То есть это была такая сложная работа, осуществляя которую мы серьезно обучались, как решать такие проблемы.

Ну и были небольшие муниципальные образования, не менее сложные, такие как, например, город Байкальск. Вы знаете Байкальский ЦБК, там всегда было такое, знаете, особенное положение у работников. Эти работники были хорошо подготовлены, с хорошим образованием. В советское время был построен один из самых современных целлюлозно-бумажных комбинатов, была очень современная инфраструктура. И вот накопленные проблемы и сложности с тем, что предприятие время от времени останавливалось, заставили нас и в таком небольшом муниципальном образовании, где проживает всего несколько тысяч человек, заниматься этими проблемами.

Итак, могу вам сказать, что совсем не обязательно, что в муниципальном образовании, где живет 10 тысяч человек, решать проблемы легче, чем, например, в Тольятти, где свыше 700 тысяч человек. Могу так вам сказать: там, где больше населения и возможностей и ближе к крупным городам расположены такие муниципалитеты, возможностей для развития, конечно, больше и проект идет чуть легче.
И затем, в 2012–2013 годах, мы уже смотрели, как ситуация развивается в моногородах. Мы их поделили уже к тому времени на несколько секторов. Самый опасный сектор – это порядка 100 муниципальных образований, где ситуация была достаточно напряженной. И в 2014 году, когда ситуация стала развиваться вновь по кризисному сценарию, мы уже, не ожидая никаких отрицательных последствий, сразу выступили единым фронтом по этой программе.

Вдобавок к тому, что была рабочая группа при Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции (она существовала еще с того, предыдущего кризиса), мы все-таки формально провели решение через Внешэкономбанк, образовали некоммерческую организацию "Фонд развития моногородов" и стали работать с этим фондом, для того чтобы крупные предприятия, которые существуют или могут появиться в таких монообразованиях, поддержать развитием инфраструктуры. В первую очередь деньги этого фонда выделялись для того, чтобы снабдить крупные предприятия необходимой инфраструктурой, договориться с банками по финансированию и созданию соответствующих предприятий. И эта работа была начата.

Сразу стало понятно, что современные предприятия, которые модернизируются в этих монообразованиях либо появляются, не дают большого количества рабочих мест. И, если действительно главная цель – это более сложная и гибкая экономика монообразований, это значит, что мы должны как главный свой показатель работы иметь в виду создание новых рабочих мест, которые не связаны с существующими градообразующими предприятиями.

И здесь мы столкнулись с самой большой проблемой. Нам пришлось пригласить всех мэров в Москву (это было первое такое наше мероприятие, это случилось год назад), и мы, познакомившись с мэрами, стали слушать, каковы их ожидания от развития городов, что они сами видят. И проблема заключалась в том, что в основном выход из существующих проблем заключался в том, чтобы мы предоставили ресурс для модернизации существующих градообразующих предприятий, что по сути означает, что на какое-то время проблему решить можно, но ее невозможно решить в целом, потому что от монозависимости такие моногорода не избавляются, а, наоборот, эта монозависимость больше проявляется и люди закрепляются вокруг этих предприятий.

Затем мы, уже готовя предложения для Президента по приоритетным национальным проектам… И, когда Президент, образовав Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам, определял направления работы, по которым Правительство должно добиться больших результатов, развитие моногородов стало одним из тех проектов, который был включен в число этих 11 направлений.
Что мы решили делать в рамках национального проекта? Первое. Мы договорились, что обучим все 319 команд. И сначала, я вам так скажу, это воспринималось достаточно скептически, считалось, что мы зря тратим деньги. Кстати, в одном из замечаний
В отчете Счетной палаты говорится в том числе, что мы неоправданно много тратим на образование этих команд. Но сейчас я поясню. Мы поняли, что, не обладая единым пониманием, как развивать моногорода и какова главная ценность в развитии монообразований и создании новой экономики, невозможно вообще тогда работать, поскольку это не только 61 субъект (а я напомню, что 319 городов находятся в 61 субъекте Российской Федерации), люди совершенно по-разному представляют ситуацию в своих муниципальных образованиях. И главный запрос был все же на то, чтобы мы предоставили ресурс на модернизацию предприятий.

Специально была образована программа обучения для команд на базе бизнес-школы "Сколково", и мы это обучение стали проводить по специально созданному механизму. В группу входили специально назначенный вице-губернатор, мэр города, руководитель или акционер градообразующего предприятия и представители одного-двух инвесторов, которые готовы открывать и развивать новое производство в этих монообразованиях.

Прошли первые два цикла обучения, и мы стали наблюдать, что ситуация стала меняться серьезно: от "зачем вы нас тут поучаете?" к тому, что у людей открылись глаза на то, как в мире развиваются города, каковы сегодня урбанистика как наука и практические действия муниципального руководства в мире, что для граждан сегодня важно даже не столько то, что у них есть рабочие места на главном предприятии города, а насколько социальная и бизнес-инфраструктура развита вокруг и есть ли возможность создавать малый и средний бизнес, насколько гибкие механизмы финансирования со стороны банковского сектора и насколько отзывчива муниципальная власть, чтобы создавать городскую среду, даже если для этого не так много денег в муниципальных бюджетах.

Мы, обсудив с руководителями моногородов и с руководителями субъектов все эти аспекты, решили, что начинаем проект по следующим параметрам. Нам нужны рабочие места, которые не будут связаны с градообразующим предприятием. И такой ключевой показатель эффективности нашей работы, который определен к середине будущего года, – это около 250 тысяч новых рабочих мест, которые не связаны с градообразующими предприятиями. Эти новые рабочие места будут созданы как по линии создания больших, крупных предприятий, в чем принимает участие Фонд развития моногородов, так и по линии создания рабочих мест через Корпорацию МСП, и по линии других блоков, которые мы реализуем в рамках приоритетных национальных проектов.

Сам проект включает в себя блоки, которые являются также приоритетами по решению Президента. Например, часть блока образования, который есть в приоритете Президента, мы включаем в карту проекта "Моногорода".  По благоустройству и дорожному строительству мы также берем определенную часть финансирования из большого проекта, который посвящен этому направлению. То есть в совокупности, помимо того что мы занимаемся инфраструктурой моногорода, мы из каждого другого проекта, где это возможно, берем и финансирование, и институт управления, для того чтобы в совокупности ситуация менялась.

Могу вам даже привести такой пример. Есть поддержка промышленности и выделяемые федеральным бюджетом средства, в том числе в этом году будут приобретаться кареты скорой помощи. Так вот, мы пытаемся посмотреть на необходимость направления таких карет скорой помощи в те моногорода, где есть острая необходимость. И таким образом мы будем, с одной стороны, выполнять программу поддержки промышленности, с другой стороны, будем обеспечивать необходимой инфраструктурой, в том числе лечебной инфраструктурой.

Дальше. Вы знаете, что ситуация в моногородах разная. Например, есть города, которые находятся в системе "Росатома", они в порядке (там школы хорошие, лечебные учреждения), есть - где совсем все сложно. Но энтузиазм людей зависит не от того, что сложно или хорошо, а от того, насколько сплоченная команда муниципального руководства, и люди сами верят в свой город, свой населенный пункт, в котором проживают.

И мы видели, что ситуация очень разная. Если талантливая команда во главе с муниципальным руководителем – люди включены в работу, проходят публичные обсуждения различных проектов, даже выделяются деньги на благоустройство, при том, что часть работ осуществляют сами граждане, и граждане хотят включаться в эту работу. Кстати, когда приоритеты определялись, Президент поставил задачу, что мы должны все эти пункты своей работы, безусловно, согласовывать с населением и субъектов, и муниципальных образований.
То есть все, что мы делаем, мы не навязываем – мы сначала предлагаем, затем обсуждаем и только после этого принимаем окончательное решение. Вот так родилась, например, одна из частей этой программы, так называемые пять шагов для благоустройства моногорода. Вы знаете, "пять шагов", проект, который мы посмотрели, это не мы придумали. Есть такое бюро "Стрелка", они работают активно с Москвой. И на одной из презентаций мы увидели, что они предлагают муниципалитетам вне зависимости от их бюджетного наполнения и способностей совершить пять шагов, которые для людей можно сделать в любом муниципальном образовании, сколько бы денег ни было в бюджете.

Например, есть в городе место, где пересекается большее число пассажирских потоков. Можно там организовать, помимо того, что это будет самая современная остановка, какой-то пункт питания или еще что-то. Есть заброшенные заводы или их цеха, а также гаражи, и эту территорию можно выделить с небольшим софинансированием из муниципалитета, для того чтобы молодежь могла организовать какой-то клуб для себя.

Городские библиотеки сейчас становятся во многих муниципалитетах не брошенным чем-то и устаревшим, а современным местом, в котором и молодежь, и люди среднего возраста могут помимо ознакомления с литературой собираться, обсуждать… Даже будете удивлены, я вам скажу, что в некоторых местах новые, современные библиотеки используются как площадка для проведения собраний товариществ собственников жилья.

То есть сделать вот эти пять шагов по благоустройству моногородов и провести эту работу мы предлагаем за год-полтора. И за это время при помощи вот этой же "Стрелки" и финансирования из бюджета АИЖК… Это было решение Правительства – из прибыли АИЖК выделены денежные средства на подготовку комплексных программ благоустройства всех 319 моногородов. То есть вот эти пять шагов – это то, что должны сделать все в кратчайшие сроки, и затем мы перейдем уже к осуществлению самих подготовленных программ точечного развития муниципального образования.

 Возвращаюсь к программе обучения и к другим замечаниям Счетной палаты (мы подробно ознакомились). 

Ремарка (с чем ознакомились): "В 2015 – 2016 гг. обучение проходило в негосударственном образовательном учреждении «Московская школа управления «Сколково». Стоимость обучения за одного слушателя составила 846,2 тыс. руб. «Фондом планируется направить на обучение команд, управляющих проектами развития моногородов, еще 1,3 млрд рублей, стоимость обучения одного слушателя – 900 тыс. рублей, что более чем в 11 раз превышает среднюю стоимость обучения по аналогичным программам, предлагаемым ведущими образовательными организациями Российской Федерации», - отмечается аудитором Счетной палаты. По его словам, выборочный анализ деятельности уже обученных членов «команд, управляющих проектами развития моногородов» показал, что в дальнейшем большинство из них не связывает свою трудовую деятельность с работой в моногородах."
СМ Справочная информация Счетной палаты РФ 

Совсем недавно Счетная палата выпустила достаточно серьезный документ, заключение.  При необходимости, конечно же, корректировки нашей работы и с учетом замечаний Счетной палаты в целом я могу сказать, что есть некоторая несогласованность в том, что мы делаем, и в понимании Счетной палатой процессов.
Когда Президент создавал национальный совет по стратегическому развитию и национальным приоритетам, ведь задача стояла не только продвинуться в решении задач по 11 направлениям, но и научиться новому методу управления. Так вот, я вам докладываю, что как раз по приоритетному проекту комплексного развития моногородов мы пытаемся эти новые способы управления применять, а они совершенно другие. Через министерства, извините, полномочия муниципальных образований не профинансируешь напрямую и не укажешь начальникам департаментов министерств, что нужно сделать для того, чтобы появились и промышленность, и совершенно другая городская среда. Для этого нужен совершенно другой комплексный подход, при котором при разделении конституционных полномочий между уровнями власти нужно добиваться управления и доведения нашей работы до конкретного результата.

Так вот, в целом на замечания, которые там есть по поводу того, какие должны быть полномочия у министерства, почему денежные средства выделяются Фонду развития моногородов, почему мы тратим так много денег на обучение, ответ такой: потому что это новый подход и мы пытаемся его сейчас усовершенствовать, проявить себя по-другому, показать, что исполнительная власть разных уровней в состоянии добиваться серьезных результатов.

Нашим главным результатом к середине будущего года будет сокращение списка моногородов с 319 до 301. Мы даем обязательства моногородам, которые из этого списка выйдут, меры поддержки не сокращать, а все программы, которые будут к этому моменту приняты, будут продвигаться. Мы (я имею в виду Правительство Российской Федерации) к настоящему моменту приняли решение об образовании территорий опережающего социально-экономического развития в 11 монообразованиях. Теперь (спасибо вам, вы поддержали изменения в федеральный закон) такие ТОРы могут создаваться во всех категориях муниципальных образований, которые являются монозависимыми.
И здесь никакого плана у нас нет. (?) Будем принимать решение о придании муниципальному образованию статуса территории опережающего социально-экономического развития, если будет конкретный проект, если будет обучена команда (а команды мы обучим все до конца текущего года), будут инвесторы, которые готовы развивать свое производство, свой бизнес в этих муниципальных образованиях.

Позиция премьера такая: мы жадничать не будем, будем принимать такие решения, но и раздавать направо и налево без реальных инвесторов… Таких решений Правительство принимать также не будет.
Если в целом, это наши основные инструменты, то, как мы работаем. Будем вам докладывать регулярно. Спасибо за поддержку. Это, конечно же, тема Совета Федерации и региональных властей. Еще раз подчеркну, что, по сути, это полномочия субъектов и муниципальных образований. Мы в эту проблему вошли, поскольку она настолько тяжелая и так пронизывает страну (61 субъект Российской Федерации), что без вмешательства федеральных властей вряд ли возможно эту ситуацию разрешить. То же самое происходит и в других государствах, когда федеральные деньги и в США, и централизованные деньги, например, в Великобритании. 

Вопрос/Ответ  

Д.А. Шатохин, (член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Коми)

Игорь Иванович! В эти дни исполняется год со дня трагедии на шахте "Северная" моногорода Воркута Республики Коми, когда погибли 36 человек. Для семей и города это навсегда останется невосполнимой утратой. Но тяжелы последствия и для экономики. Так, за год мы потеряли порядка 26 процентов по угледобыче. Как развивать город? Достаточно сложно. Непонятны перспективы по развитию Арктики. Пробуксовка программы идет. Сейчас проходим обучение в рамках территории опережающего развития. Но считаем, что необходимы и специальные предметные программы, например, по развитию угольной отрасли.
В связи с этим вопрос: какова позиция федерального Правительства по развитию предметных программ, угольной либо лесной тематики? Ну и ходатайствуем оказать максимальное содействие в развитии города Воркуты. Спасибо.

И.И. Шувалов. По отраслевым программам. Они должны работать. У нас огромный бюджет. В этом бюджете у Министерства промышленности и торговли есть свои направления, включая Фонд развития промышленности, по линии сельского хозяйства и так далее. Мы в программы развития моногородов эти мероприятия включаем, имея в виду, что финансирование пойдет, будем поддерживать, в том числе у нас есть диалог с Фондом развития промышленности. Единственное: если это существующий бизнес, Минпромторг или другое ведомство (Минэнерго в данном случае или какое-то другое) должно обязательно этот проект вести. Но если по программе развития моногородов нам хочется создать другую экономическую атмосферу и среду, где будут появляться рабочие места, наша ответственность здесь будет разделенная. Это не значит, что Правительство за это не отвечает. Отвечает, должно выделять деньги, работать, но ответственность будет разделенная, потому что успех программы моногорода – это выйти из списка зависимости от одного крупного предприятия. Но по линии отраслевых программ будем финансировать, если эти объекты включены.
 
А.П. Майоров, (первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Калмыкия)
Уважаемый Игорь Иванович, Вы в своем выступлении упомянули о подготовке управленческих команд в "Сколково". Хотелось бы услышать подробно, насколько оправданы и эффективны программы (такая же программа и в РАНХиГС, насколько я знаю, существует). И если это эффективно, то, может быть, имеет смысл распространить этот опыт в дальнейшем на территорию всей страны, потому что проблемы моногородов – это две трети проблем страны. Спасибо.

И.И. Шувалов. Вы знаете, проблема обучения начинается прямо с нас, с федерального Правительства. Вот у нас есть такой товарищ, мы все его очень хорошо знаем, уважаем, – Герман Оскарович Греф. Он очень много, вы знаете, уделяет внимания и выделяет средства для современных программ обучения. Он 2,5 года назад Правительству продемонстрировал свой корпоративный университет, и мы, члены Правительства, за три дня прошли обучение. Нам читали лекции лучшие профессора со всего мира по поводу и систем управления, и вообще того, что происходит нового в экономике и так далее.
Мы не стали в тот момент пользоваться услугами корпоративного университета для моногородов, посмотрели на возможности школы "Сколково". Это была новая программа, специально созданная по нашему заказу. Мы посмотрели, что она очень удачная, но она не в состоянии обеспечить обучение в короткий срок (например, за один-полтора года) 319 команд, поэтому мы ее продлили. Это одна и та же программа на Российскую академию народного хозяйства и государственной службы при Президенте, и даже часто лекторы и преподаватели – одни и те же лица. То есть нам важно, чтобы это был один и тот же стандарт программы.
Могу вам сказать, что обучение и нас, как членов Правительства, и обучение региональных команд, которое, кстати, проходит как бы на базовой площадке (это Академия народного хозяйства и госслужбы), и этих муниципальных команд – это совсем другой эффект. Когда люди начинают работать по проектному методу, они понимают основную задачу иначе, они объединены единой целью.
И Вы спрашиваете: стоит ли это в дальнейшем распространять шире? Конечно, стоит, потому что это новые знания. И в этом, кстати, ничего нового, в советское время так было. Если помните, было повышение квалификации и все такое, были институты, академии работали. Потом это все рассыпалось и сейчас заново создается.  
 
О.В. Цепкин, (член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Челябинской области) 
Уважаемый Игорь Иванович! Очевидно, что создание новых рабочих мест в моногородах возможно за счет деятельности малого и среднего бизнеса. Одной из эффективных мер поддержки этого бизнеса является так называемая "Программа 6,5", программа льготного кредитования.

На недавнем пленарном заседании Совета Федерации глава Центробанка госпожа Набиуллина заявила, что эта программа будет действовать и увеличится лимит по этой программе до 125 миллиардов. Тем не менее 17 февраля на заседании совета, о котором Вы упоминали, мы услышали о том, что эта программа будет сворачиваться и меняться на некие другие варианты льготного кредитования бизнеса. Отсюда вопрос: как на самом деле обстоят дела с этой программой или какими-либо другими мерами?

И.И. Шувалов. Понятно. Действительно, мы прокомментировали решение после заседания совета, и прокомментировали так, что породили больше вопросов, чем ответов дали.
Эта "Программа 6,5" была антикризисной. Когда экономика выходит в фазу роста и мы наблюдаем те позитивные явления, которые сейчас есть, – явно никакого кризиса нет. И меры по предоставлению такого кредитного ресурса за счет Банка России – это неправильно. И Банк России нам постоянно посылает сигналы: вы, Правительство, имейте в виду, что, поскольку кризиса больше в такой жесткой фазе нет и действительно яркого роста нет, мы не будем ее сворачивать, но вряд ли вам стоит ожидать от нас расширения программы за наш счет. В этом смысл сигнала Центрального банка. То есть после заседания совета у нас понимание такое: Банк России не собирается ничего сворачивать. Мы потом подробно докладывали премьеру. И я в сочинском форуме не принимал участия, к сожалению (я был с Президентом в поездках по среднеазиатским странам), но я оттуда слышал сигнал, что мы даже увеличим эту программу, но, скорее, за счет правительственного источника. То есть мы эту программу будем поддерживать, но это не должен быть ресурс Центрального банка. Вот такой ответ.
 
Е.Г. Алексеев, (член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Ненецкого автономного округа)
Уважаемый Игорь Иванович, ответьте, пожалуйста, на вопрос: каким образом организованы взаимодействие и реализация иных приоритетных направлений (кроме озвученных Вами) в реализации комплексной программы развития моногородов?

И.И. Шувалов. Это я в докладе пытался сказать. Это очень важная часть работы. У нас 11 проектов. Что касается жизни человека, безусловно, это "Образование", "Здоровье", "Жилище". И у нас все эти проекты являются национальными приоритетами. Мы берем из каждого этого проекта отдельные блоки или отдельные элементы и в карту нацпроекта включаем. Как я сказал, например, если в муниципальном образовании необходимо построить новую школу, то мы договариваемся с субъектом Российской Федерации и с муниципальным образованием, что по этой программе строительства школ одна школа нового типа будет построена в муниципальном образовании. Больше того, вот мы были в Свердловской области, и губернатор хотел получить исключение для того, чтобы создать такой образовательный комбинат, где будут сразу обеспечивать и дошкольное образование, и школьное, и, может быть, даже часть начального профессионального. И в министерстве образования в принципе согласились и сказали, что не будут возражать, и часть по нормативам для возведения такого объекта даже были готовы предоставить.

Поликлиники. Часто наши люди приходят в поликлиники, и там по старинке организована регистратура, нет логистики и все остальное… Смотрим, берем часть элементов из программы "Здоровье", там, где создание электронной карты, там, где новый маршрут, ремонтные работы самой входной зоны и направление по
определенному новому маршруту пациента делаем в рамках программы "Здоровье".
По дорогам. Например, там, где центральная дорога требует, в таком муниципальном образовании, ремонта, договариваемся с субъектом по линии дорожных фондов субъектов Российской Федерации, чтобы такая дорога была отремонтирована. И так далее. То есть для нас важен каждый элемент.
Ремарка: согласно современным инновационным достижениям давно есть технологии надежных дорожных покрытий, которые пока еще не внедрены.

По субъектам малого и среднего предпринимательства из большого блока поддержки предпринимательской инициативы и развития малого предпринимательства берем весь инструментарий, который есть в Корпорации МСП, распространяем, его раскладываем на это муниципальное образование. И бизнес-навигатор, и льготное кредитование, все, что можем, будем там развивать.
Вот таким образом. То есть мы помимо отдельных вещей, про которые я сказал, что это касается только моногородов, будем обязательно пользоваться ресурсами всех существующих программ, где они применимы.


С.В. Белоусов, (заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Алтайского края): Уважаемый Игорь Иванович, отчасти Вы ответили уже на мой вопрос, но все-таки какие планы Правительства по созданию территорий опережающего социально-экономического развития в моногородах? И что нового в части требований при подаче заявок на получение статуса моногорода?

И.И. Шувалов. Да, спасибо, важный вопрос, когда мы примем решение по поступившим заявкам, его задают все.
Кстати, скажу Вам, что в Правительстве была первоначально неоднозначная позиция в отношении присвоения статуса ТОР моногородам, потому что первоначально этот инструмент развивался и придумывался для Дальневосточного региона. И, когда мы посмотрели на готовый законопроект и на то, что предлагал тогда Юрий Петрович Трутнев со своими коллегами, мы поняли, что это абсолютно применимый инструмент к монообразованиям. Пошли к премьеру, потом премьер с Президентом это обсудил, договорились, что мы позволим таким же статусом наделять монообразования, но при условии, что есть базовые новые инвесторы.

Эта дискуссия закончилась, и затем мы решили, что не нужно предоставлять этот статус только городам "красной" зоны (вот этой сотни), и, например, если неплохое состояние монообразования, неплохо развивается город, никакой опасной безработицы нет, но создана предпринимательская атмосфера и есть такая инициатива муниципальных образований по привлечению нового капитала, почему им не предоставить такой статус? Был принят закон, сейчас, с начала этого года, этот закон действует. Теперь мы можем этот статус предоставлять и другим – тем, кто входит в весь этот список 319 городов.
У нас есть заявки, шесть заявок сейчас прошли уже комиссию (специальная комиссия при Министерстве экономического развития), они одобрены, и это должно закончиться тем, что премьер подпишет соответствующее постановление Правительства
Но здесь не нужно, знаете, биться за статистику, что из 319 мы 100 городам предоставим соответствующий статус. Этого не нужно. Только где есть реальные инвесторы. Пусть эти управленческие команды бьются за этих инвесторов, конкурируют между собой, приходят с конкретным предложением, с конкретным проектом. Это не так долго.  
Сколько мы тратим времени на то, чтобы… От заявки до постановления Правительства сколько недель?
С места. Как правило, до одного месяца.

И.И. Шувалов. Ну, вот за один месяц, если придут и полностью готов проект, мы готовы будем выпустить постановление Правительства.
 
С.М. Киричук: Уважаемый Игорь Иванович! Вчера мы на заседании комитета с участием сотрудников Вашего секретариата, Министерства экономического развития и других ведомств обсуждали в том числе и программу, о которой Вы говорили, но просто из-за недостатка времени мы с деталями не разобрались, и хотелось бы услышать от Вас, какова роль в реализации этой программы местных и региональных властей, то есть муниципалитетов и регионов?

И.И. Шувалов. Основная роль. Не может федеральное… Я отвечу.

С.М. Киричук. Мы это услышали вчера, но хотелось бы уточнить.

И.И. Шувалов. Сейчас я объясню.Конечно, основная нагрузка у исполнительной власти – это субъектовая нагрузка. И по бюджетам, и по выполнению своих обязательств перед населением. Во всей единой системе исполнительной власти основная нагрузка – региональное управление.

Есть разные субъекты. Например, я совсем недавно был в Кемеровской области, у них накопленных проблем со старых времен по монообразованиям просто море, и все равно они справляются. И у людей хорошее настроение, они видят какие-то перспективы. Обучены команды, выделяются бюджетные средства. Из федерального центра эти проблемы в одиночку не решить. И такие серьезные проблемы в муниципалитетах, что в этих муниципалитетах без федерального центра проблемы не решить.
Например, в городе Байкальске закрыть завод и решить проблему обеспечения теплом населения через то тепло, которое было связано с производством целлюлозы, не мог субъект, не могла Иркутская область – приходилось вмешиваться и нам. И до сих пор мы вмешиваемся, там все проблемы не разрешены. Нельзя сказать, что там все хорошо. Нет. Но предприятие это не работает, а экологическая задача решается, вопросы создания новых бизнесов решаются, там появляются и туристический бизнес, и другие виды бизнеса. Но нельзя сказать, что все решено, пока каждый выполняет свою функцию.

И федеральная функция заключается не только в денежных средствах. Здесь, понимаете, общее организационное начало. Особое внимание Президента к этой задаче, особое внимание Правительства. И в том числе мы посмотрели программу рейтингования субъектов. Вы знаете, что раз в год мы публично предоставляем информацию о том, какой субъект по системе рейтингования выбивается вперед,кто отстает.

Неплохо придумано, это хорошая система. Она не столько наказывает отстающих, сколько стимулирует тех, кто выбивается вперед. Так вот, в рамках этого рейтингования мы теперь будем предоставлять информацию, а как же они работают и с моногородами, не забывают ли они про них. Потому что ведь неплохие результаты можно показать, если у тебя развиваются столица и все крупные города. Вот мы теперь им подложили эту работу по моногородам. Невозможно сразу все эти моногорода осчастливить, но надо, чтобы была динамика. Всю нашу работу надо воспринимать в динамике: как было вчера, что сегодня, что будет завтра. Но еще раз: 319 городов – это наша совместная ответственность.
 
 
Л.С. Гумерова.  Уважаемый Игорь Иванович! На наш взгляд, придание статуса территории опережающего социально-экономического развития – очень эффективный механизм поддержки моногородов. В связи с этим вопрос: в рамках этого направления как Вы относитесь к идее кооперации между моногородами? О чем идет речь? Ведь сегодня по правилам градообразующие предприятия не могут быть резидентами этих ТОРов. У нас, в Республике Башкортостан, уже родился проект. Допустим, кумертауский завод авиационных двигателей свои наиболее трудоемкие производственные циклы размещает в Тольятти, а Тольятти "АвтоВАЗ" – в Кумертау. Сохраняются рабочие места, дополнительные налоги платятся. Если принципиально поддерживаете, мы готовы с проектом выйти, защитить его и тем самым усилить это направление в рамках развития

И.И. Шувалов. Я не совсем понял. Можете уточнить? Вы имеете в виду кооперацию путем создания более крупного муниципального образования?

Л.С. Гумерова.  Вычленяем из градообразующего предприятия наиболее затратные производства, размещаем их в соседнем моногороде. Они, в свою очередь, размещают тоже в соседнем, то есть плечо такое появляется.  

И.И. Шувалов. Чтобы это плечо просто не привело к такой хитрости, при которой, знаете, мы с вами ТОР предоставим, а это будут те же старые предприятия. Нет, это не получится. Тут у нас на страже стоит и социальный блок, и министр Топилин. Это новые предприятия. Поэтому если вам эта кооперация нужна… И мы с вами для создания этой кооперации можем что сделать? Например, создать ТОР в большем объеме, чем просто муниципальное образование. Для этого можно провести работу по укрупнению муниципального образования либо изменить наши правила, что ТОР будет покрывать два или, я не знаю, большее количество муниципальных образований. Вот над этим можно подумать, и это интересно.  

Л.С. Гумерова. Нет, с созданием нового производства.

И.И. Шувалов. Новых – можно. Давайте подумаем. В принципе интересная идея. По-новому вопрос для меня звучит.

А.И. Широков, (член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Магаданской области): Уважаемый Игорь Иванович! Предусматривается ли в рамках приоритетной программы целевое финансирование, ну, или, возможно, квотирование средств для поддержки программы развития малого и среднего бизнеса по линии Минэкономразвития России или по линии Корпорации МСП? Спасибо.

И.И. Шувалов. По линии этих 20 миллиардов, которые есть у нас в Минэкономразвития… Мы как раз и договариваемся с субъектами, что они, представляя свои проекты, должны нам показать, сколько они будут программ или мероприятий (своих программ) направлять на поддержку малого и среднего предпринимательства в монообразованиях. Это обязательное условие, так изменен порядок предоставления субсидий. Это мы сделали, это сделала как раз Ирина Владимировна Макиева вместе со своими коллегами. Это просто субсидии… Это так просто теперь не пройдет. И Корпорация МСП теперь имеет отдельную отчетность по тому, что они делают в малых городах. Это не совсем то, что они должны были делать первоначально, когда корпорация создавалась, но, как я вам сказал, это понимание пришло чуть позже, что крупные предприятия – это небольшое число работающих и жизнь обустроить в любом муниципалитете можно путем создания большого числа малых форм предпринимательства.

Это касается и повседневного сервиса, и каких-то даже, может быть, высокотехнологичных производств, если это касается комплектующих для крупных предприятий. Поэтому эта ответственность будет в том числе и корпорации.
Кстати, по линии корпорации должно быть создано свыше 60 тысяч новых рабочих мест, а в целом, я сказал, мы имеем показатель – около 250 тысяч. Субсидии – да, и по линии МСП также работаем.
 
С.М. Жиряков, (заместитель председателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Забайкальского края): Уважаемый Игорь Иванович, скажите, организуется ли в рамках приоритетной программы работа по поддержке градообразующих предприятий, в том числе их инвестиционных программ, программ технического перевооружения, реконструкции, в частности, такого предприятия, как Приаргунское горно-химическое объединение в городе Краснокаменске Забайкальского края, нашего основного уранодобывающего предприятия?

И.И. Шувалов. Я об этом сказал уже. Важный вопрос, спасибо, что задаете его, но ответ от меня такой – что это должны быть отраслевые программы. По линии поддержки таких предприятий можно что делать? Например, предоставлять средства из Фонда развития моногородов, когда создается новая инфраструктура, которая будет обеспечивать модернизацию существующего предприятия и создание новых.

Мы не против использования денег фонда, если так обстоят дела, когда есть инвестор, который приходит и говорит: "Да, мы модернизируем, нам для этого нужны водоводы, новые подключения, что-то еще". Мы на это пойдем, если это новые очереди и какая-то новая часть предприятия. Но вообще модернизацией существующих предприятий должны заниматься отраслевые программы. Если мы будем свой, совсем не крупный, ресурс направлять на поддержку существующих предприятий, мы не решим главной задачи – избавления от зависимости от монообъекта. Поэтому где-то эти денежные средства направляются, где-то не направляются, но это не значит, что в городе ничего не будет, если это предприятие остановится.  

Наверняка есть представители Калужской области. В Калуге за последние десятилетия построено свыше сотни новых предприятий. Начался кризис 2014 года – многие из них либо сократили выпуск продукции, либо приостановили свою работу и всё остальное. А тут в очереди, представляете, накопленные сложности предприятий, которые были созданы 30, 40 лет назад. Работа новых предприятий приостанавливалась, а нам принесли повестку: давайте мы вдохнем жизнь в эти старые. Я не к тому, что их нужно закрывать, нет, просто наша идеология внутри проекта поддержки моногородов – это новая экономика. Старая экономика, если она имеет возможность выжить и выдержать конкуренцию, должна финансироваться за счет других источников.
 

 
В.Н. Павленко, (член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Архангельской области): Уважаемый Игорь Иванович, Вы частично в своем выступлении ответили на вопрос, но хотел бы уточнить, осуществляется ли международное сотрудничество в области развития моногородов и учитываются ли мировые практики проблем моногородов. Спасибо.

И.И. Шувалов. Да, такое сотрудничество осуществляется, мы подробно изучаем эту практику. Эта практика разная, есть успешные какие-то примеры, есть неуспешные. В Детройте… нельзя сказать, что они проект сделали хорошо. Смотрим на Манчестер, смотрим на другие города – есть крупные, очень крупные, миллионные города, есть небольшие совсем, есть очень успешные… Мы смотрели скандинавский опыт, там есть успешные примеры.
Но у нас все-таки целиком зарубежный опыт неприменим, у нас не настолько развита готовность людей переезжать в другие муниципальные образования. Мы были как-то в Дальневосточном федеральном округе, в Приморском крае, по-моему, город назывался Светлогорье (Светлогорье, да?), и там было одно крупное предприятие, и сложности у этого предприятия, у инвесторов, мы разбирались с этими сложностями.

Жилой фонд, пятиэтажные дома, мы встречались с людьми, объяснялись, и понятно, что у этого предприятия нет уже таких перспектив, как это было в то время, когда создавалось предприятие. Люди не хотят переезжать, у них запрос такой: либо получить работу в близлежащих муниципальных образованиях, либо чтобы экономика дала им возможность работать на местах. Люди не хотят уезжать из сложных мест, и надо с этим считаться, невозможно сделать так, как предлагается, например, в других странах.
Ремарка: для того, чтобы переехать, надо продать жилье в моногороде за такую цену, чтобы можно было купить жилье в обычном городе.

Кстати, там бывает часто достаточно жестко: когда есть проблемы, есть решение избавиться от монозависимости, предлагают большому количеству людей переехать в другое муниципальное образование, и только тогда предоставляются денежные средства. Мы по этому пути не пошли, и вряд ли это применимо в России.
 
А.Г. Варфоломеев, (заместитель председателя Комитета Совета Федерации по социальной политике, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Бурятия): Уважаемый Игорь Иванович! В 2016 году в рамках "правительственного часа" мы с Вами обсуждали проблему моногородов на территории Республики Бурятия и, в частности, поселка Селенгинск. Вы оперативно дали необходимые поручения, за что мы Вам очень благодарны, и, надо сказать, пошла интенсивная работа по всем вопросам, которые мы обсуждали вместе. Приезд рабочей группы во главе с Ириной Владимировной
Макиевой продемонстрировал прежде всего качественную работу и системный подход, и удалось продвинуться по достаточно многим позициям.
Просил бы Вас, Игорь Иванович, чтобы в таком совместном режиме мы работали и дальше. И повторно прошу Вас все-таки на Вашем уровне провести совещание по проблемам моногородов Бурятии. Спасибо.
 
М.П. Щетинин, (председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Алтайского края): Уважаемый Игорь Иванович! Алтайский край тесно сотрудничает с Фондом развития моногородов. Пользуясь предоставленной возможностью, я бы хотел передать благодарность руководства региона, жителей моногородов в Вашем лице Правительству Российской Федерации, руководству фонда за то внимание, которое уделяется проблеме моногородов. И, конечно, хотел особо отметить абсолютную открытость руководства фонда и высокий профессионализм сотрудников.

Вместе с тем хотел бы обратить Ваше внимание на то, что до настоящего времени не утверждена новая редакция Правил создания территорий опережающего социально-экономического развития в моногородах. Убедительная просьба дать поручение руководству фонда и Минэкономразвития ускорить эту работу, с тем чтобы документ вышел в ближайшее время. Благодарю Вас.
 
А.К. Акимов, (заместитель председателя Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Республики Саха (Якутия)): Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемый Игорь Иванович! Тема развития моногородов особенно актуальна для регионов Севера, Дальнего Востока и Арктики. Об этом мы неоднократно говорили. Сейчас речь идет именно о привлечении трудовых ресурсов в эти регионы. Но вы помните о том, что многие моногорода были созданы как раз на базе градообразующих предприятий именно на Севере, на угольных, алмазодобывающих или золотодобывающих.  Было ликвидировано очень много предприятий из-за этого, и люди выехали.

Сегодня задача состоит в том, чтобы поддержать эти моногорода.  Я хотел бы внести предложение, мы вчера обсуждали это на заседании комитета. Здесь я хочу привести слова нашего уважаемого Николая Ивановича Рыжкова, члена комитета, он внес предложение о том, чтобы создать государственный фонд, серьезный, такой конкретный фонд развития моногородов, типа фонда жилищно-коммунального хозяйства, который работает по ветхому и аварийному жилью достаточно хорошо, конкретно, в отличие от этого фонда, который сегодня работает недостаточно конкретно.
Мы вчера не услышали очень четких, конкретных ответов по данному вопросу. Нет очень серьезной программы. Что касается количества 319…
На самом деле, если внимательно посмотреть, более 1000 таких моногородов, можно сегодня даже посчитать по регионам Дальнего Востока, северным регионам. Можно было конкретизировать эту программу, по годам очень четко расписать и особенно уклон сделать на регионы Дальнего Востока, Севера и Арктики.
Вот тогда мы решим и проблемы градообразующих предприятий, отраслевого подхода и закрепления трудовых ресурсов, привлечения трудовых ресурсов на базе, ну, можно и ТОР, в регионы Дальнего Востока и Крайнего Севера. Спасибо.
 
О.Ф. Ковитиди. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! В благодарность за поднятую тему… Комплексное развитие моногородов актуально не только для Республики Крым, я уверена, но и для всей России. И по докладу уважаемого Игоря Ивановича понятно, что он находится в теме. Мне очень понравилась позиция Игоря Ивановича относительно того, что развитие моногородов – это один из самых интересных проектов, которыми надо заниматься. Да, действительно, надо заниматься, и вроде бы это вопросы субъектов Федерации, но верно было указано опять-таки Игорем Ивановичем на то, что без вмешательства федеральной власти решить эту проблему невозможно.
Что касается Республики Крым, то у нас есть два моногорода – это Красноперекопск и Армянск, где имеются неотложные проблемы.  

Д.И. Азаров, (председатель Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Самарской области): Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые коллеги! В рамках приоритетной программы "Комплексное развитие моногородов" решается беспрецедентная по сложности задача, которая, собственно, и мировых аналогов не имеет. Почти 10 процентов граждан страны проживает в монопрофильных муниципальных образованиях, и вопросы, которые мы сегодня обсуждаем, касаются 13,5 миллиона граждан Российской Федерации.
 
И.К. Чернышенко: После выступления Дмитрия Игоревича вроде бы не очень логично мне, как члену комитета, выступать. Но я хотел бы, уважаемый Игорь Иванович, обратить внимание на одну позицию, связанную с развитием моногородов.
Мурманская область небольшая по численности, вы знаете, у нас семь моногородов. Это большая нагрузка на те задачи, которые мы решаем, и мы большие надежды возлагаем на эту программу.

Но мне представляется, что, несмотря на активное сотрудничество и с Министерством экономического развития, и с другими федеральными структурами, при проектировании показателей на развитие и поддержку моногородов не очень учитывается северная специфика удорожания, и тем более арктическая специфика удорожания. Вы знаете, что издержки по созданию новых рабочих мест в Арктике и на Севере имеют двойную, тройную нагрузку. Это и повышенные затраты на топливо и энергию, на оплату труда, на логистику.

И, в частности, одним из механизмов создания новых производств все равно остается малый и средний бизнес.

В Мурманской области за последние три года на региональную программу поддержки малого и среднего бизнеса из федерального бюджета уменьшено финансирование в три раза. Поэтому как разрешить эту дилемму, как ее учитывать? Мне бы хотелось попросить и вас, и все федеральные ведомства учитывать все-таки, что несущие большую нагрузку северные, арктические регионы требуют особого внимания при проектировании всех показателей и их поддержке. Спасибо.

Автор данного репортажа:
Решетина Елена Николаевна, Председатель Экпертного совета Журнала, финансовый адвокат, кандидат юридических наук.
Дата начала создания завершенной версии репортажа: 11 марта 2017 года. Дата итоговой корректуры  15 марта 2017 года


разместить в соцсетях :
вернуться ко всем новостям »